У Горностая

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » У Горностая » Военно-исторический раздел » Исторические аспекты тактики сухопутных войн


Исторические аспекты тактики сухопутных войн

Сообщений 31 страница 44 из 44

31

Про античные боевые построения:
греческая фаланга (на примере спартанской)
https://zen.yandex.ru/media/dnevnik_rol … 00ad054d1f
фраза для привлечения внимания:

...место царя было на переднем ряду крайней правой части группы из нескольких лохов

отличия македонской фаланги от греческой:
https://zen.yandex.ru/media/dnevnik_rol … 00aa933d28

32

Интересный пример организации  артиллерийского огневого воздействия на противника в 1944 г. Кто сказал "сетецентричность"?
https://afirsov.livejournal.com/465438.html

Начало апреля и май 1944 года на том участке фронта ознаменовались локальным «зицкригом» и неудачами равно как РККА, так и вермахта даже в тактических операциях. Позиционная война проявилась во всей её красе, когда каждое более-менее заметное движение вызывает точный артиллерийский огонь по источнику этого движения. В результате бывали дни, когда орудия по обе стороны линии фронта просто молчали. Но к июню 1944 года советская сторона сумела сосредоточить необходимые для наступления силы, а противник укрепить свою оборону не сумел.

Когда стрелковые корпуса в июне месяце пошли в атаку, то огнём дальнобойной артиллерии 2-й артиллерийской пока ещё не Островской дивизии (2-я АОКД) прорыва были подавлены или уничтожены многие орудия врага на передовой и в глубине его обороны. Но многие не значит все, да и после советской артподготовки активизировались доселе невскрытые разведкой пехотные огневые средства гитлеровцев: пулемёты в ДЗОТах и ДОТах, миномётные батареи, выдвинутые на прямую наводку пушки.

Но в 48-й тгабр времени зря за те два месяца не теряли, отрабатывая на учениях, в первую очередь радиотелеграфистов, тесное взаимодействие с пехотой и оперативное нанесение огневых ударов как по её заявкам, так и по данным находящихся в её рядах собственных разведчиков-наблюдателей. Стоило “ожить” какой-нибудь огневой точке или миномётной батарее гитлеровцев, “проявиться” их бронетехнике, как за считанные минуты, нужные для передачи данных с передовой, их вычислительной обработки и последующей выдачи команд на закрытые огневые позиции, на эти цели обрушивались десятки, а то и сотни 152-мм снарядов. В трудных случаях, когда таким образом не удавалось подавить или разрушить объект обстрела, одна-две «выездные» батареи были готовы заставить замолчать особо вредный ДОТ огнём прямой или полупрямой наводкой. Если требовалась помощь чего-то более серьёзного, чем 152-мм гаубицы М-10, запрос быстро уходил в штаб вышестоящей 2-й АОКД. И наоборот: когда какой-то стрелковой дивизии требовалась срочная помощь, 48-я тгабр по приказу из 2-й АОКД спешила ей на выручку. Чистая «сетецентричность» в действии.

33

doktor kurgan написал(а):

Кто сказал "сетецентричность"?

никто не сказал. Это классическая модель управления через штабы.

34

Интересное про партизанскую войну в 1812 г.
https://warhead.su/2019/08/30/kak-vystr … dnoy-voyny

Дилетанты обсуждают тактику, профессионалы занимаются логистикой. В течение 1812 года Наполеону этот тезис был продемонстрирован въяве и вживе. Французская армия вторжения имела колоссальную численность, но именно в её силе содержалась её фатальная слабость. Прокормить такое войско было проблемой даже на Западе, но в России с её низкой плотностью населения задача становилась едва ли решаемой.

Партизанские отряды и кордоны вооружённого населения оказались не то что лишней соломинкой, а здоровенной дополнительной скирдой на спине и так примученного верблюда.

В смысле средств затраты на такие отряды были мизерными. Регулярные партизанские отряды насчитывали в сумме буквально считанные тысячи людей — тоже не поражающая воображение цифра. Но эффект от их применения был оглушительным. Тыловые коммуникации Великой армии находились в состоянии перманентного тромбоза, послать людей собирать зерно и фураж по деревням значило в недолгой перспективе просто угробить их. При этом в действиях партизан было куда меньше стихийного, чем об этом принято думать. Русские заранее поняли, где будет находиться ахиллесова пята армии Наполеона, сознательно готовились бить именно по ней и последовательно реализовали свой хитрый план. Изображение Кутузова как этакого русского Лао Цзы, который знай сидит и не мешает раскручиваться нунчакам народной войны, бесконечно далеко от реальности.

При этом сочетание крестьянских кордонов, армейских партизан и регулярных частей давало мощный кумулятивный эффект. Кордоны и армейцы снабжали друг друга разведданными, военные раздавали оружие, крестьяне — оповещали о появлении французских отрядов. Это была очень гибкая система, позволявшая каждый раз выставить против французов столько и тех людей, сколько и каких именно требовалось для срыва очередной фуражировки или уничтожения неосторожного отряда противника.

35

Действия русских партизанских отрядов во время Зарубежного похода 1813-14 гг.
https://warhead.su/2019/09/05/letuchie- … -1813-godu
В частности, отряд Бекендорфа с несколькими примкнувшими мелкими отрядами (ок. 7000 чел.) ухитрился освободить Голландию (вызвав на месте восстание, но все-же освободив).

36

Не совсем про тактику - но про защитные свойства стеганного доспеха (акентон, гамбезон, русский тегиляй)
Оказывается, довольно неплохие...

37

Про роль стремян для конного боя, и про преувеличение этой роли.
https://warcats.ru/2020/12/15/stremena- … 9ihx9gzYdU

38

Интересные нюансы использования крупнокалиберной полевой артиллерии во время Великой Отечественной:
https://dr-guillotin.livejournal.com/223513.html
и небольшое дополнение: https://paul-atrydes.livejournal.com/250722.html

39

Немного о армейской логистике 17-19 вв.
https://george-rooke.livejournal.com/1053416.html

К концу Тридцатилетней войны Центральная Европа была настолько опустошена, что армию свыше 15000 человек просто нечем было кормить и снабжать. По сути война начиная с 1640-х - это горстки всадников, совершающих набеги на города, пока в городе есть припасы. Как только припасов нет - надо менять дислокацию. То есть натуральное возвращение Темных Веков.
И вот тут как раз на сцене появляются сначала Мишель ле Телье, а потом его сын Франсуа Мишель Лувуа.
Причем - что важно! - оба чистые логисты, не военные, не генералы.
Как снабжались терции, армия Нидерландов, да вообще все армии до них? Идет армия по условной Фландрии, и по мере надобности нанимает гражданских для поставок всего необходимого. Подписываются контракты, стороны бьют по рукам и... И вот тут начинаются проблемы. Во-первых, человек с ружьем - это всегда человек с ружьем. То есть часто возникал вопрос - а зачем платить за то, что можно отнять? Но это не главная проблема. Ибо главная проблема - чтобы этот обоз прибыл из точки А в точку Б. Противник-то тоже не дурак, и при осаде условной Бреды понимает, что удачная атака такого обоза - это снятие осады с этой самой Бреды. То есть надо выделять силы для охраны обоза, а это ослабляет действующую армию. Ну и третья проблема, которая имела место - это хитропопость самих гражданских, которые вполне могли сбывать залежалые или испорченные товары.
Так вот, Мишель ле Телье появился на сцене в 1640 году, когда стал интендантом итальянской армии. Столкнувшись с проблемами логистики и снабжения, он попытался исправить ситуацию. Изначально он боролся за честность контрактов, настаивал на своевременной оплате, и т.п., ну а в 1643 году, став военным министром, принялся за реформы всерьез.
В общем, ле Телье взял счеты, гроссбух, и начал считать. Первое, что он постарался выяснить - это каковы требования армии по снабжению. Именно он и ввел стандартный дневной рацион солдата. Далее эти рационы он распределил в зависимости от ранга. То есть рядовой - 1 рацион в день, генерал - 100 рационов в день, капитан - 40 рационов в день, и т.д. На самом деле это не значит, что генерал съедает 100 рационов рядового, это значит, что багаж генерала занимает место как 100 багажей рядового, соответственно, на капитана требуется два фургона, на генерала - 4-5 фургонов. Далее. Один фургон тянут две лошади, то есть умножаем количество фургонов на два - получаем количество лошадей.
Собственно произведя все эти расчеты, ле Телье выпустил инструкции по снабжению и логистике армии. Чтобы заведовать логистикой, в армии был создан институт интендантов, который рос и ширился.
Казалось бы - ну что тут такого? Однако это имело гигантские последствия и привело к созданию настоящей "армии нового типа".
Ибо ле Телье, а потом и его сын, маркиз Лувуа, пошли еще дальше. Логистика стала планировать военные кампании. Что это значило? В приграничных крепостях были созданы хранилища, которые рассчитывались на Х-тысячную армию, которая на этих припасах может вести кампанию Y десятков дней (не более 180 дней). То есть от того, где расположены магазины, и зависело, где войска могут начать активные действия, а где, по примеру поздней Тридцатилетки, жрать нечего и более 15 тыс снабдить не получился.

Ну и продолжение
https://george-rooke.livejournal.com/1053654.html
https://george-rooke.livejournal.com/1053931.html
Небольшой вывод из третьей части, относящийся к войне 1812 года

Но, в общем, проблема снабжения была все Наполеоновские войны и всех, и это был именно какой-то тупик, который никто из стран так и не смог решить. Напоследок еще одна цитата от императора Франции: "Армию двигает вперед ее живот". Не правда ли, исчерпывающе?

ЗЫ: небольшая добавочка в споры "остроконечников" и "тупоконечников", почему Наполеон пошел на Москву, а не на Петербург. "Район Москвы является довольно густонаселенным, там в среднем живут от 70 до 120 человек на квадратную милю. В районах же Санкт-Петребруга этот параметр - не более 20 человек на квадратную милю". То есть около Москвы и в Москве было кого пограбить, где взять припасы. В районе Санкт-Петербурга - не было.

40

Продолжение темы военной логистики:
https://george-rooke.livejournal.com/1054274.html
Краткое резюме: жопа со снабжением воюющих армий есть всегда. Ж/д проблему не решили.

41

Продолжени е темы военной логистики:
https://george-rooke.livejournal.com/1055563.html конец 19-го века - начало 20-го

он описывает франко-прусскую  войну, и делает одно серьезное на мой взгляд замечание – в Пруссии железные дороги строились с учетом возможной переброски войск, то есть вытянутыми либо с запада на восток, либо с севера на юг. Во Франции во главу угла было поставлено коммерческое строительство, поэтому переброска войск французами затруднялась всякими объездами, разрывами, пересадками и т.д., то есть не было единой системы железных дорог.
Но! Как только немецкие войска вошли во Францию – этот минус начал играть и против немцев. И опять не обошлось без ошибок Мольтке. Мольтке было жизненно необходимо отмобилизовать войска раньше французов, ведь если бы французы перешли в наступление, то вся великолепная железнодорожная сеть начала бы работать уже против Германии. Понятно, что в угоду быстрой мобилизации в жертву было принесено снабжение армии, как и в прошлый раз. Частью решили эту проблему, заблаговременно закупив провиант в Голландии и Бельгии, а так же заранее вынеся полевые кухни в Кельн, Кобленц, Бинген, Майнц и Саарлуис. Когда интенданты немецких корпусов во время наступления начали жаловаться Мольтке на прерывание поставок, тот строго ответил им, что «войска должны ограничить себя тем что есть, поскольку необходимо избегать излишних нагрузок железных дорог».
По сути, спасло пруссаков быстрое наступление (началось 5 августа, 25 сентября армия Базена уже была блокирована в Меце и немцы были недалеко от Парижа), что позволило войскам начать масштабные реквизиции во Франции в духе Валленштейна. Чем дальше отходили прусские войска от границы – тем больше был хаос в снабжении. В общем, чтобы не растекаться мыслью по древу, с точки зрения логистики войны 1866 и 1870 годов – это близнецы-братья. Собственно, если бы значимая французская сила сохранилась – в декабре 1870-го она вообще могла бы перерезать единственную функционирующую ветку снабжения прусских войск, и еще неизвестно, чем бы после этого война закончилась. Кому надо – почитаете, ван Крефельд это подробно рассматривает.

https://george-rooke.livejournal.com/1055968.html - начало ПМВ, в частности сражение на Марне.

Итак, 1 августа 1914 года началась Первая Мировая.
Крефельд рассматривает снабжение немецкой группировки во время наступления и сражения на Марне, и... чудес опять не происходит.
Вернее, немцам везет конечно, но не во всем. Понятно, что уже на второй день немцы оторвались от своих обозов, транспортно-гужевые роты не справлялись со снабжением боевых частей, но немцам повезло, что начала в Льеже, а потом в Амьене они смогли захватить богатейшие запасы провианта, что позволило войскам не испытывать голода. Далее немецкие армии вошли в богатейшие французские провинции, и реквизиции позволяли довольно сносно снабжать армию, ну или по крайней мере не голодать.
А вот с лошадьми так не получилось. От слова вообще. Тот же Клюк имел в своей армии 84000 лошадей, которые требовали 2 миллиона фунтов фуража в день, которые надо было доставлять на 924 фургонах. Понятно, что эти поставки были завалены.
Пробовали кормить лошадей собранным, но не убранным зерном, но часто оно оказывалось с сором или зеленым, и лошади от него травились, как следствие начался падеж лошадей. Уже 11 августа одна кавалерийская дивизия была выведена в резерв в следствие падежа лошадей. 19 августа за ней последовала вторая. Но это фигня, хотя конечно с выводом двух кавдивизий немцы однозначно потеряли в мобильности, ибо дальше начался падеж лошадей в артиллерийских подразделениях. На тот момент главной была именно конная тяга, а лошади либо ослабели, либо просто начали умирать.
Еще большая лё попа началась с поставками вооружений и боеприпасов. Это Наполеон мог победить при Ульме и все австрийские запасы оружия, ядер и пуль просто включить в свою армию, в XX веке такая схема уже не работала. Вскоре на правом фланге наступления начался настоящий снарядный голод, поскольку авто-транспортные роты не справлялись с поставками. То же, что поставлялось, часто поставлялось не туда или не тем. В результате командиры корпусов отправляли своих офицеров в тыл, чтобы, мать, разыскать этих транспортников и поставить уже нам, мать вашу, то что надо. Можете представить, какой бардак в результате творился. Добавим к этому, что к 20-му августу кончился запасенный бензин, и машины встали. Эрго - машины не ездят без бензина, лошади из-за отсутствия фуража болеют и гибнут, осталась одна возможность поставок - железные дороги. К Марне 60% немецкого автопарка просто вышло из строя, а сотавшиеся 40% работали на износ, который приближался в виде грозовой тучи. Отчаявшиеся артполки вообще начали посылать прессинговые команды, дабы угонять грузовики у транспортного отдела и точечно поставлять снаряды в тот или иной полк, потому что оставалось по 3-5 снарядов на орудие. Кризис начался 21 августа, но к счастью для того же Клюка ослаб 26 августа, после выигрыша сражения при Ле Като. Просто боестолкновений пока не было. Эта передышка позволила насытить войска боеприпасами, но складировать их было негде, чаще всего они выкладывались штабелями в открытом поле, и эти снаряды как раз и сделали возможной Марну (5-12 сентября).
26 августа Клюк повернул на юго-восток, и сразу же встал вопрос - а что делать вот с этими штабелями снарядов? Нет, все что могли, взяли с собой, но примерно 40% так и оставили валяться, надеясь "подобрать как-нибудь потом". Однако к 9 сентября весь комплект был расстрелян, а штабеля уже были далеко, и в связи с падежом лошадей даже не знали, как снаряды поставить в войска. 15 сентября по немецкой армии дается приказ - "экономить снаряды" (тут я вспомнил русскую армию ПМВ почему-то. Не подскажете почему?), а к 20-му генерал-интендант телеграфировал Генеральному Штабу, что предвоенные запасы боеприпасов Германии истощены.

42

Продолжаем за логистику - Вторая мировая (начало)
https://george-rooke.livejournal.com/1058020.html

...В ПМВ активное использование железных дорог в военных целях позволило Германии обороняться почти от всего мира, и довольно успешно обороняться, и проводить наступательные операции. Однако железные дороги не давали нужного темпа наступления, что и было доказано после 1914-го, поэтому было решено поставить на автомобили. Но совсем забыли, что, учитывая технологические условия 1939 года, одна двусторонняя железная дорога заменяла не менее 1600 грузовиков (на которые тоже нужны и персонал, и топливо, и запчасти, и обслуживание относительно того полезного груза, который эти грузовики призваны доставить). В общем, чтобы не вдаваться в расчеты, Кревельд предлагает следующее – железная дорога при прочих равных всегда выгоднее, если расстояние между пунктами А и Б более 200 миль (370 км). То есть получалось, что успешный блицкриг с автомобильным снабжением возможен вот примерно на такую глубину.
...В общем, на начало Второй Мировой проблемы с логистикой германской армии были столь впечатляющими и очевидными, что к примеру после победы над Францией в армию был включен большой парк французских машин. Однако и их не хватало, поэтому было принято соломоново решение – демоторизировать несколько дивизий ради того, чтобы сделать полноценно моторизованным костяк.
Получилась следующая петрушка. Мобильный бронированный костяк, который во время наступления быстро отрывался от основной массы войск, и медленно топающая остальная часть армии. Понятно, что между моторизованными и пехотными частями появлялись гигантские разрывы, которые при умении и хорошей разведке можно было отлично использовать против немцев.
Ну и организационно немцы тоже начудили в своем фирменном стиле ВМВ. Снабжением и логистикой по железным дорогам и водным путям занимался Chef des Transportwesens в ОКВ, а автомобильным транспортом заведовал Wehrmachittransportchef в ОКХ. Ну и чтобы совсем сойти с ума – автомобильным транспортом в зоне военных действий управлял не начальник транспортного отдела Вермахта, а генерал квартирмейстер в ОКХ, генерал Вагнер.
Таким образом логистика организационно была расколота на три независимые ветви власти – это отдельно командование водными путями и железными дорогами, отдельно – командование военным автомобильным транспортом, и отдельно – командование тем же автомобильным транспортом в зоне военных действий.
Эта ситуация аукнулась уже в Польше в 1939-м, когда разрушение там железных дорог обеими сторонами привело к тому, что тыловая система немцев была готова вот-вот обрушиться, по сути спасла немцев только быстрая польская капитуляция. За время Польской компании из-за плохих дорог и работы на износ Grosstransportraum потерял 50% автомобилей в качестве ремонтных или не подлежащих восстановлению. А ведь в Польше расстояния, прямо скажем, были небольшими. С учетом того, что для германской армии каждый квартал производилось только 1000 грузовиков – ситуация с поставками и с восполнением потерянного парка выглядела просто аховой.

и Сноу Раша:

...далее Кревельд переходит к России. Как пишет Кревельд: «Среди многих тысяч книг, которые написаны о гитлеровском вторжении в Россию, мало кто не упоминает, что причина неудачи Вермахта там – это следствие больших расстояний и отсутствия дорог».
И здесь он начинает с плана Барбаросса, ведь интересно рассмотреть план генерала Маркса с точки зрения логистики и снабжения. В общем Маркс, проанализировав русскую дорожную сеть, выделил две проблемы. Первая: район к северу от Припятских болот обладает большим числом дорог, но сама местность для движения механизированных соединений там сложная (передаем привет Белорусским лесам), то есть снабжать тут получится лучше, но сам блицкриг будет развиваться медленнее. Вторая: район к югу от Припятских болот более благоприятна для движения танков, но дорог там кот наплакал, поэтому блицкриг тут будет развиваться быстро, но вот проблемы со снабжением будут большими.
В общем, не находя выхода из этого тупика, Макрс предложил просто – а давайте разделим силы поровну. Половину войск выделим для удара к северу от Припятских болот, а половину – к югу от них.
Далее план попал к полковнику фон Лоссбергу, который начал изучать советские железные дороги. Лоссберг вообще сделал вывод, что войну в России следует вести только вдоль железных дорог, ибо русские автомобильные дороги – это вообще неизвестная величина.
Большинство русских железных дорог в Россию шло из Польши, кроме того – там было капитальное шоссе Варшава-Москва, в общем, то, что доктор и прописал. Соответственно основной удар надо наносить там.
Но вот удара с юга Лоссберг тоже не смог отказаться – проблему он видел в том, что румынское Плоешти расположено очень рядом с советской границей на юге, и если русские его захватят – Германии грозит нефтяной голод.
Далее в план вмешался сам фюрер, который сказал, что Украина тоже важна, ибо это источник зерна. А еще Кавказ важен, там нефть. А еще Ленинград надо бы захватить, чтобу ударить по большевизму и коммунистическому мировоззрению.
Отсюда и вырисовалась Директива номер 21, удар тремя расходящимися группами армий.
Основной проблемой плана Кревельд видит следующее. На юге планировалось продвинуться на 600-700 миль, в центре и на севере – на 900-1000 миль. И это в стране, чьи дороги вошли в легенды со времен Наполеона. Главный вопрос – как снабжать армию в таких условиях? Особенно если учесть, что русскую колею надо перешивать на стандартную, либо менять оси вагонов каждый раз при пересечении границы с Россией.
Отдельный вопрос – защита этих поставок, причем даже не от партизан (Кревельд пишет, что русские армии надеялись разбить до линии Двина-Смоленск-Днепр), а от непогоды (осенью в России бывает грязь, зимой – мороз, снег и лед, летом – жара и пыль).
Даже по немецким расчетам, при начале военных действий в июне нехватка топлива в войсках планировалась уже на июль, которое немцы предлагали купировать увеличением поставок топлива из Плоешти. Некоторые высказывались в том ключе, что все нормально, прорвемся, в крайнем случае у русских захватим топливо. На что знающие товарищи им пояснили, что русский бензин имеет низкое октановое число, и теоретически может использоваться в немецкой технике только после добавления туда бензола, а для этого стоит быстро построить новые установки по производству бензола.

43

Продолжение истории про проблемы с логистикой у вермахта в Сноу Раша.
https://george-rooke.livejournal.com/1058484.html

...В общем, в ОКВ было принято, что автоколонны способны к покрытию 600 миль (в обоих направлениях) за 6 дней, включая сюда время погрузки и разгрузки. То есть на 144 дивизии требовалось бы 10 000 тонн в день или 70 тонн на дивизию в день. 1/3 полезного груза должна была состоять из провианта.
Однако согласно плану вторжения в СССР количество задействованных дивизий было увеличено до 166, в то время как Grosstransportraum рапортовал, что его средств доставки хватит только для снабжения 111 дивизий.
Вопрос же снабжения моторизированных дивизий стоял очень остро, ибо заранее было понятно, что дороги будут забиты отстающей пехотой, а это явно создаст пробки. Поэтому было принято решение бронированные острия сделать в известной степени автономными, то есть мало зависящими от поставок из Рейха. Для этого каждой танковой дивизии выделили норму в 430 тонн горючего (по принципу непобедимой Армады – все свое вожу с собой), и планировали во время военных действий поставить еще 400-500 тонн из запасов с помощью Handkoffer (контейнеров), что давало радиус действия танковым дивизиям в 250-300 миль. Таким образом, ОКХ надеялся достичь линии Двина-Днепр на одном дыхании, без остановок и пополнения припасов.
Так же было заранее понятно, что дальнейшее продвижение и снабжение войск невозможно без использования железных дорог, что требовало подготовки железнодорожных войск. Однако при подготовке к вторжению приоритет железнодорожных войск был низким, поэтому они недофинансировались и туда сплавляли разный неликвид, как с точки зрения людей, так и с точки зрения техники.
Касаемо групп армий было закреплено требование, чтобы у каждой группы была как минимум одна ветка железной дороги, направленная с запада на восток, то есть здесь логистика стала влиять на стратегию еще на этапе планирования.
Ну а далее – вторжение. Кроме изолированных крепостей типа Бреста сопротивление русских на границе было быстро сломлено, танковые клинья рванули вперед, за ними медленно шла масса пехоты. Поскольку железные дороги были разрушены или повреждены, снабжение велось исключительно автомобилями. И тут Grosstransportraum столкнулось с проблемой номер раз: нет, немцы знали, что дороги в России немногочисленны и плохи, но они были удивлены, что – Кревельд – «дорожное покрытие начало ухудшаться уже на трети день компании» (Я не знаю, что он тут имеет ввиду – асфальт ненадлежащего качества, проселочные дороги или еще что).
Через 19 дней после начала кампании из-за дорог и действий изолированных групп советских войск потери в автомобильном парке танковых дивизий достигли 25%. Неделю спустя группа армий Центр отчиталась, что потери в транспорте составили 33%. Проблема осложнялась тем, что ремонтные мощности не были перекинуты вслед за войсками и находились в Польше.
Из-за плохих дорог расчеты по потреблению топлива полетели в тартарары, и теперь войска требовали 330 000 тонн в месяц (9000 тонн топлива ежедневно) вместо заложенных ранее 250 000 тонн. Оказалось, что топлива, хватавшего Германии автомобилю на 100 км, в России хватает только на 70. Безжалостная эксплуатация двигателей привела к их быстрому износы, потребление масла увеличилось с от 2 до 5-7%. Массово выходили из строя шины, запасы каучука быстро таяли. В результате Grosstransportraum мог обеспечить непрерывное снабжение только в радиусе 60 миль (вместо требуемых 300 миль).

44

Опыт дальней стрельбы из 76-мм дивизионок во времена Великой Отечественной.
https://afirsov.livejournal.com/680939.html

Существует точка зрения, что в Великую Отечественную войну дальнобойность лёгким пушкам дивизионного звена вроде была ни к чему, т. к. основной их работой была стрельба по видимым целям хоть прямой, хоть непрямой наводкой (в первом случае цель видел наводчик, во втором – передовые наблюдатели). Так-то оно так, только вот в отчётности 23-й лёгкой артиллерийской бригады (23-я лабр) не раз упоминаются эпизоды, когда её 76-мм пушки ЗИС-3 вели огонь по дальним целям. Это соединение (не чета тяжёлым гаубичным артиллерийским бригадам и армейским пушечным артиллерийским бригадам из четырёх дивизионов – т. е. по сути полкам) имело в своём составе сначала три, потом два артиллерийских полка и не было отдельным. Т. е. оно входило в состав артиллерийских дивизий и артиллерийских корпусов, где были все необходимые средства артиллерийской разведки. Плюс, конечно, офицеры, способные помочь в нанесении огневого удара своим товарищам из 23-й лабр. Делом первых был контроль за точным выводом ЗИС-3 на заданные огневые позиции, получение информации из штаба дивизии/корпуса и доведение огневых данных до последних. А уж те установить прицел, угол доворота и провести артиллерийский налёт и так великолепно сами умели. В художественной литературе всё это очень хорошо и профессионально описано у Валентина Петровича Катаева (ибо он сам был артиллеристом) в «Сыне полка», когда Ваня Солнцев был впервые близко допущен к ведущему стрельбу с закрытой огневой позиции орудию. Интересно, в нынешней школьной программе «Сын полка» всё ещё присутствует?

...Даже при решении свыше выделить пушки А-19, вооружённым им частям или подразделениям ещё надо было прибыть, причём с невысокой скоростью, на место, развернуться, подготовиться и т. д. и т. п. Кроме того, выстрелы у них были дорогие, снарядные и замковые через полчаса интенсивной стрельбы уставали и их требовалось подменять свежими людьми, вывод тяжёлой пушки мог быть засечён противником и ещё много-много чего. А ЗИС-3 была практически везде, её можно было при необходимости тихо вывести чуть ли не к переднему краю без использования тягача и найти там для неё укромное местечко, где её не сразу заметят при стрельбе. При удалении от передовой на километр табличной дальнобойности ЗИС-3 в 13,3 км хватало на обстрел вполне себе приличной глубины вражеского тыла. Да, удалённая на 5 км от своего переднего края 122-мм пушка А-19 (типичное расположение артиллерии корпусного уровня или Резерва Верховного главнокомандования) достанет и далее, но вот уже со 152-мм гаубицей-пушкой МЛ-20 ЗИС-3 при таких раскладах будет уже практически на равных! (17,3 км - 5 км = 13,3 км - 1 км).

Можно резонно возразить, что могущество 76-мм снарядов не идёт ни в какое сравнение со 122-мм и тем более 152-мм боеприпасами.

Да это так, но при стрельбе на дальние дистанции целью обычно являются открыто расположенные небронированная техника и живая сила противника, так что не надо думать ни о бронепробиваемости осколков, ни о фугасном действии целых гранат. Имеет значение только характеристики осколочного поля, дабы эффективно прекращать жизнедеятельность вражеских организмов, вредить незащищённому навесному оборудованию чего-то бронированного и дырявить жестянки вроде бензобаков и цистерн. 76-мм снаряд по своей площади действительного осколочного поражения уступает, конечно, 122-мм и 152-мм визави, но за первую минуту артиллерийского налёта одна ЗИС-3 способна дать 10 выстрелов, А-19 – четыре-пять, а МЛ-20 – три-четыре. Из-за более высокого рассеивания даже есть такая возможность, что при приблизительно равной плотности осколочного поля 10 76-мм снарядов «заметут» большую площадь, чем 5 122-мм. Для сравнения: у ЗИС-3 на дистанции в 13,3 км вероятное отклонение по дальности составляет 81 м, а по фронту – 8,7 м, тогда как у А-19 эти характеристики составляют 70 м и 4,3 м соответственно. Для расчёта вражеской пушки при контрбатарейной стрельбе или для собравшейся где-нибудь толпы это не имеет особого значения, так как боковой разлёт осколков 76-мм снаряда, дающий 50% шанс поражения ростовой фигуры, составляет 15 м. А если не получилось одним снарядом их поразить, так в адрес противника будет отгружен не один «огурец».

Отредактировано doktor kurgan (2021-09-01 08:32:10)


Вы здесь » У Горностая » Военно-исторический раздел » Исторические аспекты тактики сухопутных войн