У Горностая

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » У Горностая » Беседы ни о чем » Флудильня третья


Флудильня третья

Сообщений 991 страница 999 из 999

991

Spb написал(а):

Железный капут пересадили на лошадок?

это монгольская делегация приехала узнать какого немытого 600 лет не поступает дань.

992

Spb написал(а):

Беру!

Ссылочкой опосля поделитесь?

993

doktor kurgan написал(а):

Ссылочкой опосля поделитесь?


Само собой.

994

Набив рюкзаки провиантом, мы отправились на дачу близ полустанка Анисимова пустынь. За дачами начинался сосновый лес, где три века назад стояла келья схимонаха; недалеко от нее в прелой хвое хоронились развалины основанного старцем женского монастыря.

Лес тот испокон веку был знаменит своими ягодами. Спелые они таяли во рту и были истинное объядение, но неспелые шибко хватали за кишки. Неспелая ягода на вид и вкус не отличалась от спелой, и только привыкшие к тяжелой работе руки могли отличать их на ощуп, и то не всегда. Лишь вкушением можно было верно сказать.

Анисим в своих наставлениях уподоблял ягоды знанию сокровенному, что любит смирных и терпеливых совестью. В юности страдал он похотями до книжных знаний, в чем давно раскаялся, и других против них предупреждал. Монашки не чаяли души в добросердечном и ласковом старце. Летом собирали они поутру ягоды, одну в рот, другую в короб, и ставили берестяное лукошко на ступень кельи. Онажды налетела внезапно гроза, и они не успели перебрать лукошко. Старца пучило и корчило два дня. На третий день душа отошла, и по строгому, холодному лицу мученика не было понятно, прощает он их или нет; да не их вина, что покойник в молодости грешил.

* * *

Там на пяти сотках торфянистой земли прилежно готовились мы к пересдаче экзаменa. По вечерам мы собирали на растопку шишки, ставили самовар, заводили патефон и говорили о народе, интеллигенции и России. У товарища моего тогда прорезался интерес к садоводству, и он все что-то то прививал, укрывал пленкою, окуривал дымом, удобрял, но росли одни плевелы. У соседей же за забором наливалась соками вишня и смородина.

Соседа все звали Светиком. И верно, был в нем какой-то внутренний свет, который чувствовали даже кабачки с крыжовником, откликаясь на душевное тепло. Светик был употреблающим пенсионером мягкого и приветливого характера. Жена его (тетя Света) не давала старику продыху и иногда больно колотила, называя его своей погибелью, уродом и иродом, но Светик не держал на нее зла. Выращенную им смородину тетя Света продавала на рынке в граненых стаканах, пересыпая в газетные кульки, а деньги клала в сберкассу. Светику не было на что опохмелиться. Осенью он делал из черноплодки наливку, а летом по утренней прохладе собирал в лесу ягоды и продавал дачникам по рублю за фуражку.

Дачки принадлежали наполовину заводским с Фрезера, наполовину столичным интеллигентам второго поколения. Рабочие кушали лесные ягоды да нахваливали, а интеллигентов хватал жестокий понос, который переходил в рези, судороги и - если их немедленно не везли на скорой помощи в Первую Градскую - мучительную смерть. Светиковы ягоды были известны тем, что даже интеллигенты их могли кушать без опаски, дважды вымочив в молоке и приняв таблетку-другую энтеросептола. Такой он был человек.

* * *

Нам пора былo ранней электричкой уезжать на пересдачу, когда к калитке подбежал запыхавшийся Светик. - Ух, едва успел, боялся, что ушли уже. Смотрите, ребятки, - широко улыбнулся Светик беззубым ртом, - каких я вам ягодок в лесу нашел, пока старуха храпит. Рубль бы на опохмелочку или стаканчик налить. - Светик, мы тебе так нальем; куда нам ягоды, уезжаем ведь. - За так, - говорит, - не приучен, давайте лучше на посошок и полтинничек. А у нас ни молока, ни энтеросептола не было - все вышли. Светик клюкнул стопку и лучится весь: Самые лучшие ягоды для вас, студентиков, собрал, торопился, с заветных полян, спелости необыкновенной. Едите, ребята, не бойтеся ничего. Вы к экзамену готовились, вы пролетарии умственного труда, а пролетарию с ягодок ничего не бывает, разве пернешь иногда...

Переложили мы их в лукошко и сели на электричку. Едем, а напротив бабка и дедка, в лукошко пристально смотрят. - Где собрали-то? Не в пустони? - бабка спрашивает, потрогав ягодку, - вот ведь спелые какие. И точно, - заметил дед, положив ягоду на ладонь - в последний раз так доспела, когда, помню, Ежова сняли. Вот уродилась ягода...

- Берите себе все лукошко, - говорим. - Нет, вам витамины нужны, а наше дело старое. - А горсточку? - Горсточку можно. И так они вкусно эти ягоды ели, что я не выдержал и тоже стал уплетать. Вскоре от лукошка ничего не осталось.

Пучило меня два дня, но организм был молод. И это бы не подмога, кабы отцу не удалось за чеки внешпосылторга достать пептическое средство, содержащее висмут. Отпоили меня им, только ногу с тех пор подволакиваю. А бабка с дедкой оказались простыми, но глубоко интеллигентными людьми, вечный им упокой.

http://shkrobius.livejournal.com/547735.html

995

Херассе, как широко сейчас термин "сексуальные домогательства" трактуют...
http://poltora-bobra.livejournal.com/1200872.html

996

http://s9.uploads.ru/t/REb2y.jpg
"Под конец в рояль наср...и - чудно время провели!" (цэ.)

997

Radarytch написал(а):

Вчера 10:51:52

Замечательная зарисовочка, в духе Пришвина практически...

998

http://vadim-proskurin.livejournal.com/962547.html

999

doktor kurgan написал(а):

"Под конец в рояль наср...и - чудно время провели!" (цэ.)

это, кстати, старый прикол от всяческих спецслужб - давление на психику. Вот только вопрос чьи спецслужбы резвятся.


Вы здесь » У Горностая » Беседы ни о чем » Флудильня третья